Субетто Александр Иванович

Главная \ Тезисы конференции \ Субетто Александр Иванович

  Александр Иванович Субетто (род. 28 января 1937ПушкинЛенинградская областьСССР) — советский инженер и экономист; российский философ, специалист по социальной философиифилософии науки и философии техники, создатель концепции системогенетической философии науки и техники.[1] Кандидат технических наук, доктор экономических наук, доктор философских наук, профессор. Заслуженный деятель науки РФПолковник запаса.  

https://ru.wikipedia.org

https://cosmatica.org/users/14

Материалы на сайте Русского Космического Общества - https://cosmatica.org/users/14/content/articles


 

 

Влаиль Петрович Казначеев – Титан Эпохи Русского Возрождения, предтеча Ноосферного Прорыва России

(95-летию со дня рождения посвящается)

А.И. Субетто

Смольный институт РАО, Ноосферная общественная академия наук

г. Санкт-Петербург, Россия

 

  «Взрывы научного творчества, повторяющиеся через столетия, указывают, следовательно, на то, что через столетия повторяются периоды, когда скопляются в одном или немногих поколениях, в одной или многих странах богато одаренные личности, те, умы которых создают силу, меняющую биосферу. Их нарождение есть реальный факт, теснейшим образом связанный со структурой человека, выраженной в аспекте природного явления… такие личности в общей массе человечества – всегда редкое явление… надо ждать иногда века, чтобы после ухода из жизни одних, вновь появились люди, способные уловить нить, оставленную ушедшими»[1].

В.И. Вернадский

  1. Введение

   Я обращаюсь к некоторым положениям творчества Влаиля Петровича Казначеева в связи с ожидаемым 95-летним юбилеем в этом году. Я берусь за эту работу, вспоминая его взыскательный взгляд ко всему, что происходило в России, в науке, в образовании и просвещении, в её социально-экономическом пространстве, в экологии её природы. Моё знакомство, встречи с Влаилем Петровичем и его прекрасной супругой Эвелиной Николаевной, периодические телефонные беседы и обмен письмами и книгами, были насыщены высоким пафосом заботы о будущем развитии России и человечества, о судьбе русского народа, талантливейшем народе на Земле, народе, не только исключительной храбрости и выносливости, но и исключительной доброты, любви ко всем народам мира. Этот обмен, иногда дискуссия – скрытая или явная, несомненно, творчески обогащала меня в моём научно-ноосферном становлении.

  Россия, на мой взгляд, не умрет, не погибнет. Ошибаются те, кто её хоронят. Но её возрождение, её Ренессанс в XXI веке связан с идеологией Ноосферизма, с новым научным мировоззрением, которое рождается в пространстве отечественных науки и культуры и у истоков которого, стояли такие титаны Эпохи Русского Возрождения как В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, И.А. Ефремов, Л.С. Берг, А.А. Любищев, Н.Н. Моисеев, А.Л. Яншин. К этому ряду относится и сам Влаиль Петрович Казначеев.

  1. Слово о В.П. Казначееве

   Академик Академии медицинских наук РФ, академик Петровской академии наук и искусств, крупнейший ученый СССР и России нашего времени, организатор и первый председатель Сибирского филиала АМН СССР, директор Института клинической и экспериментальной медицины (1970-1998гг.), Влаиль Петрович Казначеев уже вошел в историю нашей науки и нашей культуры, как мыслитель космо-планетарного масштаба, как основатель целого ряда научных направлений и школ, Титан Эпохи Русского Возрождения.

  Жизнь мне подарила возможность встретиться с этим крупным ученым еще в середине 80-х годов в Ленинграде и затем на протяжении почти 30 лет находиться с ним в интенсивном дружеском и профессиональном общении, прежде всего на «поле» космопланетарного, ноосферного творчества гения русского народа, русской науки, русской философии и русской культуры, – творчества, которое особенно ярко проявилось в трудах М.В. Ломоносова, А.С. Пушкина, Ф.М. Достоевского, Д.И. Менделеева, Н.Ф. Федорова, Н.Я. Данилевского, Н.А. Морозова, П.Ф. Лесгафта, С.Н. Булгакова, К.Э. Циолковского, Н.Е. Жуковского, Л.С. Берга, С.П. Королева, В.И. Вернадского, А.Л. Чижевского, П.А. Флоренского, Н.Н. Моисеева, Н.И. Вавилова, Н.Д. Кондратьева, А.Ф. Лосева, А.А. Любищева, П.Г. Кузнецова и других.

   В оценке В.П. Казначеев относится к великой плеяде Титанов Эпохи Русского Возрождения, охватывающей последние 300 лет истории России.

  Я ввел это понятие, чтобы подчеркнуть, что есть в мировой истории культуры и науки, человеческого познания особая эпоха, противостоящая в определенном смысле Эпохе Западноевропейского Возрождения и Просвещения, определившей облик современной западной, индивидуалистской по своему содержанию, рыночно-капиталистической цивилизации, – это Эпоха Русского Возрождения (XVIII – XXIвв.), которая изначально была устремлена к раскрытию «космической телесности» человека, к его Ответственности за все сущее на Земле, к всечеловечности (понятие Ф.М. Достоевского) и к вселенскости (понятие В.И. Вернадского) человека. И почвой служит Русский Космизм в ее глубоком, цивилизационном, вневременном понимании.

 Доказательству того, что такой всемирно-культурный феномен существует я посвятил ряд своих книг и научных статей.

  По логике развития этой эпохи в ней явно просматриваются три цикла – Петровско-Ломоносовский (1720 – 1820гг.), Пушкинский (1820 – 1920гг.) и Вернадский (с 1920г. – и продолжается в XXI веке).

   В.П. Казначеев, в моей оценке, принадлежит к Титанам именно Вернадскианского цикла Эпохи Русского Возрождения.

   Мне уже задают вопросы: а правильно ли называть эту эпоху «Русским Возрождением»? «Русское Возрождение» есть рождение в новом качестве, но одновременно и раскрытие, воссоздание того, что пряталось изначально в социально-генетическом, духовном коде русского народа, может быть обусловленное таинством синтетического начала той Евразии, которая оформилась в границах Российской Цивилизации.

  Влаиль Петрович Казначееврусский человеком и духом, и интеллектом, и своей дерзновенной мыслью. Он – из великого поколения советских фронтовиков, отстоявших честь и независимость нашей Родины в тяжелую годину Великой Отечественной войны. Он был ярким патриотом, болеющим за будущее и России, и Сибири, и Отечественной науки, и народов России, которые оказались под угрозой своего уничтожения в результате рыночно-капиталистических реформ. Либеральная идеология, антисоветизм и антикоммунизм, как доминирующие основания реформации 90-х годов, сыграли «плохую шутку» с нашей Историей, потому что они вступили в конфликт с цивилизационными основаниями Бытия России. Как заметил А.С. Панарин, реформаторы пошли на стратегию цивилизационного слома России, чтобы её подогнать под ценностные основания Запада, Но, как проницательно предсказал Л.Н. Гумилев, цена смены ценностных оснований бытия русского народа и России будет уничтожение русского этноса и российского суперэтноса, скрепом которого и выступает русский этнос. Не этим ли обусловлен начавшийся с 1993 года процесс вымирания русского народа и народов, населяющих Сибирь, появление так называемого «русского креста»? По моей оценке, в первую очередь этим фактором.

Творческое наследие В.П. Казначеева многолико, многопланово, масштабно как по объему сделанного, так по количеству идей, многообразию научных школ, лидером которых он является.

Я остановлюсь только на некоторых моментах этого творчества, абсолютно не претендуя на какую-то полноту анализа. При этом я опираюсь на работы 90-х годов, первых лет XXI века. Хотя им предшествует огромный список трудов Казначеева, опубликованных в 60-х, 70-х, 80-х годах.

  1.  Космопланетарный феномен человека

Среди выдающихся научных работ я бы выделил, как знаковую для творчества В.П. Казначеева 80-х – 90-х годов, его монографию (совместно с Е.А. Спириным) «Космопалнетарный феномен человека. Проблема комплексного изучения» (1990), подаренную мне с надписью, которой я дорожу и которую я ценю, как некое напутствие моего старшего друга: «Глубокоуважаемому Александру Ивановичу Субетто! С восхищением талантом дальновидения мира. Ваш Казначеев 25.11.91».

Эта работа находится в русле постановки комплексного изучения человека, выполненной крупнейшим нашим отечественным психологом Б.Г. Ананьевым. Работа демонстрирует самый высокий, какой только возможен, уровень синтеза научного поиска, философского обобщения, русской научно-культурологической школы.

Фактически космпопланетарное Человековедение, и как его часть популяционная валеология, Казначеева, а они, как свое неотъемлемое направление, включают космоантропоэкологию (развитию которой В.П. Казначеев вместе со своими сподвижниками, в частности с Е.А. Спириным, А.И. Мелуа, А.В. Трофимовым, Л.П. Михайловой, Г.Я. Васильевой и др., отдал много своих сил), развивает то Человековедение в России, которое я назвал в конце 90-х годов в одной из работ «Русским Человековедением». Оно развивает «синтетическую духовную деятельность», «российский духовно-культурный ренессанс» начала ХХ века, идеи «научно-культурологической школы»[2] (В.И. Иванов, В.В. Розанов, П.А. Флоренский, А.Ф. Лосев, М.М. Бахтин, Г.Г. Шпет, Р. Якобсон, Я.Э. Голосовкер, В.Я. Пропп, Ф.И. Щербатский и другие).

Главный постулат казначеевского человековедения и казначеевской валеологии: «феномен человека следует рассматривать как фундаментальную социоприродную целостность».[3] Социоприродная целостность человека эксплицируется через многообразие его социоприродных измерений.

Возникает второй постулат: человек – многомерен (с позиций многообразия его социоприродных измерений). В.П. Казначеев и Е.А. Спирин заостряют внимание читателя, что такая формулировка направлена против известного тезиса философа Г. Маркузе об одномерном человеке.[4]

 В.П. Казначеев предлагает выделять 5 таких измерений:

  • измерение – 1 – это здоровье человека; охватывающее глобальный, популяционный и индивидуальный уровни;

  • «измерение – 2 – совокупность социоприродных валентностей», к которым отнесены хозяйственный уклад, институт семьи, культурная традиция и язык;

  • измерение – 3 – «эволюционно-экологические основы здоровья человека и его психофизиологические возможности»;

  • «измерение – 4 – социоприродный, биосферно-ноосферный мир, в котором реализуются психофизические возможности и резервы человека»;

  • измерение – 5 – отражение «слабых экологических связей, определяющих полевые (прежде всего – электромагнитные) основы жизнедеятельности человека»[5].

В работе раскрываются космологические основания появления разумной формы жизни, формируются предпосылки для становления особой экологии человека с позиций анализа «слабых экологических связей» (в дальнейшем этот мотив в исследовании нашел свое развитие в таких работах Казначеева как «Здоровье, просвещение и образование», 1995, и «Основы человековедения», 1997), осуществляется определение эколого-эволюционных возможностей человека и функций популяционного здоровья, формируются основания глобальной и популяционной валеологии, развивается учение В.И. Вернадского о ноосфере и ноосферогенезе с позиций перспектив человека.

В.П. Казначеевым фактически развивается парадигма неклассической науки, намечается подход к становлению эпохи, которую я назвал Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества, эпохой Неклассической, Кооперационной Истории в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

Речь идет о расширении содержания антропного принципа и принципов дополнительности. Если в неклассической физике принцип дополнительности отражал глубинную связь человека-наблюдателя и процессов в микромире («принцип дополнительности связан с особенностями интерпретации наблюдателем объектов микромира»[6]), то в космоантропоэкологии встает вопрос о «принципе космологического дополнения», суть которого состоит в том, «что всякое масштабное исследование явлений физического мира необходимо соотносить с соответствующими исследованиями живого вещества и человека как разумной формы жизни»[7] (выдел. мною, С.А.).

Появление этого принципа в значительной степени является результатом развития исследований по гелиобиологии А.Л. Чижевского и развития этих исследований в контексте изучения солнечно-земных связей. Здесь по В.П. Казначееву происходит соединение физических идей Н. Бора и общенаучных представлений В.И. Вернадского, и в развитии этой логики появляется гипотеза Казначеева о бытии, наряду с белково-нуклеиновой формой жизни, иных форм жизни, что влечет за собой вторую гипотезу о сочетании в человеке как «космическом наблюдателе» «различных форм жизни».

«Тогда, – отмечается в монографии, – возникает возможность преодоления человеком как космическим наблюдателем своих пространственно-временных ограничений, возможность его дополнительности относительно более глубоких слоев (уровней) и иерархии универсума. Не исключено, что так называемые мистические (экстатические) озарения на основе концентрации психофизических (психокосмических) резервов человека – случаи погружения в мировое целое».[8]

В.П. Казначеев – развивает учение о живом веществе В.И. Вернадского. Он обращает внимание на важное положение: «живое вещество только в том случае прогрессивно развивается, если оно своей жизнедеятельностью увеличивает упорядоченность среды своего обитания».[9] Это положение есть следствие действия законов Бауэра – Вернадского.

Возникает третий постулат космоантропоэкологии: «негэнтропия данного сгущения (монолита) живого вещества может нарастать лишь тогда, когда под его влиянием нарастает негэнтропия среды его обитания»[10] (выдел. мною, С.А.).

Продолжая традиции Русского Космизма, космоноосферную линию творчества В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, И.А. Ефремова, Влаиль Петрович еще раз подчеркивает своеобразный принцип дополнительности, развивающий антропный принцип: человек как космической наблюдатель, появляющийся в космической эволюции не случайно, не может быть адекватно познан, если в этом познании он будет рассматриваться в отрыве от «всеединства мирового целого (универсума)». «Пути прогресса человечества, так же как сопровождающие его жизнь противоречия, напряженность, катастрофы, могут быть постигнуты и подвергнуты регулированию только на основе широкого понимания антропокосмического характера социально-природной эволюции человека, его перспектив. Выдвигая гипотезу о космических масштабах распространения живого вещества во Вселенной, мы исходим из  того, что принципы бесконечности, неисчерпаемости материи справедливы в отношении включенности жизни и даже разумной ее формы как возможных равноправных компонентов эволюции Вселенной во всеединство универсума»[11] (выдел. мною, С.А.).

Важным с моей точки зрения является формулировка, на основе исследований Л.Л. Морозова, о наличии гомологии между Большим космологическим взрывом и «Большим биологическим взрывом», под которым понимается появление на одном из этапов космологической эволюции жизни во Вселенной[12].

В.П. Казначеевым и Е.А. Спириным в рамках космоантропоэкологии ставится вопрос о космическом землеведении на основе методов космической, спутниковой съемки, космического мониторинга динамики геолого-географических процессов, биопродуктивности акваторий, контроля состояния и динамики загрязнения биосферы.

В работе выдвигается гипотеза генезиса интеллекта, в котором огромную роль сыграли полевая составляющая форм жизни, живого вещества, «материально-энергетическо-информационный поток».[13]

В.П. Казначеев и Е.А. Спирин заостряют внимание, что комплексное изучение человека невозможно без привлечения всего того, что достигнуло архаическое Человековедение Человековедение архаических культур народов мира, вне «приобщения» к философии всеединства и целостному образу российской культуры, к идеям неразделенности Истины, Добра и Красоты (выдвинутым В.С. Соловьевым при оправдании Добра как важнейшего фактора вселенского процесса)»[14] (выдел. мною, С.А.).

Ставя вопрос о ноосферогенезе, авторы заостряют внимание на том, что в рамках индивидуалистических устремлений западной цивилизации, культуры гедонизма и потребительства, сформировалась «цивилизация смерти»[15], которая уже, в моей оценке, и привела к первой фазе Глобальной экологической Катастрофы в конце ХХ века. Ей противостоит «цивилизация любви»[16], в которой могут найти развитие соответствующие ценности христианства, онтологии любви и добротоделания (по В.С. Соловьеву, Н.Ф. Федорову, С.Н. Булгакову).

Ноосферогенез на рубеже ХХ и XXI веков имеет характеристику «сложнейшего космопланетарного и социоприродного процесса перехода биосферы в ноосферу». Этот процесс требует соединения «цивилизации любви» с «цивилизацией знания» (на основе универсальной трактовки принципа дополнительности).

В.П. Казначеев ставит задачу об определении «явления «травматизма» биосферы и критических точек ноосферогенеза на объективной, аналитической основе»[17]. Он поднимает проблему константности в развитии биосферы, в частности в организации монолита живого вещества, в распределении его суммарной массы, и выявления процессов «утомления» тех или иных биотопов, формирования их «патологии».

Развитием идей «Космопланетарного феномена человека» стали такие работы как «Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете Земля» (соавтор А.В. Трофимов, 2004), «Думы о будущем (Рукописи из стола)» (2004), «Мысли о будущем. Интеллект, голографическая вселенная Козырева» (2008).

Каждая из указанных работ поражает масштабностью и смелостью мысли, высоким уровнем эмпирических обобщений, если воспользоваться этим понятием из науковедения по В.И. Вернадскому.

В «Думах о будущем» В.П. Казначеев справедливо возвращается к проблеме экспликации ноосферы, потому что различие в линиях ее толкования по В.И. Вернадскому и по Леруа и Тейяру де Шардену уже породило немало дискуссий на эту тему.

Главная мысль, беспокоящая В.П. Казначеева, – это наличие антропо-биосферного конфликта, по своей глубине напоминающий конфликт между двумя типами энергетических процессов на низшем уровне в Биосфере, происшедший около миллиарда лет назад – на базе столкновения восстановительных реакций в прокариот и окислительных реакций в эукариот. Тот конфликт разрешился «сложным потоком симбиоза», на позднем этапе развития которого появился разум.[18]

Фактически в этом новом конфликте, в котором ключевую роль играет интеллект, раскрывается феномен самоуничтожающегося разума, который я в своей работе «Разум и Анти-разум» (2003) назвал Анти-Разумом.

Речь идет, хотя В.П. Казначеев, так не ставит вопрос, о дисгармоническом, катастрофическом эффекте функционирования рыночно-капиталистической цивилизации и ее апологетирующего разума.

Формируется токсическая среда для жизни, для клеток человеческого мозга.[19] Выход из состояния этого глобального кризиса связан с развитием идеи автотрофности человечества, впервые выдвинутой В.И. Вернадским в 1925 году. Казначеев определяет, как задачу ближайшего будущего, – переход «к автотрофному механизму на базе «холодного» биотермодинамического механизма внутри клеток и баланса про-эокариотных механизмов с нашим интеллектом».[20] Он ставит вопрос о «формировании космопланетарного интеллекта» у человека, который смог бы вырваться из «экономической паутины», сформировать «автотрофный мир».

Влаиль Петрович оптимистично, по-философски формулирует мысль, что «дальнейшее движение мысли XXI века и интеллекта бесконечно, это ойкумена Космоса…».[21] По его оценке, «наш мозг, интеллект есть часть космического эфироторсионного пространства и его интеллекта. Это и есть ойкумена, мы туда стремимся, движемся. Эта ойкумена станет планетарной аксеологией, целью, она объединит землян».[22]

Обращаясь к клеточному уровню функционирования живого вещества и опираясь на обобщения экспериментальных данных, он формирует положение о клеточной рефлексии, обогащающей представления о роли рефлексии в развитии живого вещества Биосферы.

Он констатирует, что многолетние исследования совместно с Л.П. Михайловой по дистантному взаимодействию клеток выявили информационно-дистантную полевую рефлексию.[23] Каков ее источник? Опираясь на работы А.М. Кузина, он предполагает, что рецептирование в основаниях такой рефлексии потребует всего «7-10 квантов определенных частиц». В данном контексте эти работы продолжают работы А.Г. Гурвича и его последователей, раскрывающих роль «потока квантовых световых частиц»[24] в потоке жизни. Отмечу новые результаты исследований В.И. Слесарева по роли воды в потоке жизни и в Биосфере, в частности по аквакоммуникациям, которые по-новому раскрывают содержание результатов А.Г. Гурвича и возможно результатов исследований В.П. Казначеева по дистантным механизмам взаимодействия клеток в оптическом диапазоне.

Размышления В.П. Казначеева о механизмах рефлексии в живом веществе Биосферы переходят в размышления об онтологической сущности рефлексии, которые близки постановке представления о рефлексии в эволюции, которая мною представлена в виде концепции закона спиральной фрактальности системного времени в системогенетике. В этой логике системное время предстает как рефлексия в любых системах мира по поводу своей собственной изменчивости.

Казначеев ставит вопрос о том, что полевому уровню бытия Космоса присуще пространство энергии-времени Козырева, реализующее каналы мгновенной передачи информации. «Квант живого вещества» по Казначееву – это «квант космического интеллекта». Он есть тот «наблюдатель, который возникает, отражает природу, рефлексирует её и создает дальнейшее продолжение линии квантовых процессов интеллектуального живого пространства».[25]

  1.  К познанию космической природы человеческого интеллекта

Книга «Мысли о будущем. Интеллект, голографическая вселенная Козырева» (2008) продолжает линию «Дум о будущем».

Я выделяю в этой работе те моменты, которые мне кажутся важными для понимания современного системного кризиса и всего Мира человечества, и России, как части этого Мира.

Первое. «Развитие рынка в планетарно-историческом плане приобретает все более разрушительный и энтропийный характер. Все что происходит сейчас, никак нельзя назвать приближением к ноосфере».[26]

Это означает, уже в моей трактовке, что рынок и капитализм антиноосферны по своей сущности, они не имеют будущего.

Человечество стоит перед Эпохой Великого Отказа от ценностей рыночно-капиталистического бытия. В этом состоит суть системного кризиса Мира человечества.

Второе. Человечество потребляет, утилизирует для своего потребления ресурсы, накопленные прошлыми биосферами. Это означает, что «руды», которые он добывает, есть «биоруды». Биоруды – это «гигантская накопленная информационно-структурная, эфиродинамическая масса».[27] Поэтому они – важная витальная база будущего человечества, «незаменимое «сырье» его космической автотрофности».[28]

Третье. Нужно ставить вопрос о «ноосферном строительстве планеты в космическом пространстве», и это будет «новая эпоха ее эволюции и эволюции живого вещества».[29] В.П. Казначеев реанимирует мысль Гете: «не как, а для чего».[30] «Для чего человечество будет жить в XXI веке? Для того, чтобы войти в космические цивилизации – это единственная дорога, единственный путь, и потому пути надо следовать (не завоевывать другие миры!)».

Четвертое. Ноосферогенез XXI века должен исходить из наличия «планетарного симбиоза»[31], в котором участвуют все виды организмов. Нарушение этого «планетарного симбиоза» может породить конфликт между «микроорганизмами белково-нуклеинового пространства и макроорганизмами» и вызвать «эндоэкологический кризис»[32].

Если это положение Казначеева перевести, уже в моей оценке, на язык биосферной кибернетики, то оно соответствует моему положению о роли микроорганизмов в таксономической пирамиде живого вещества Биосферы как обратной связи в её гомеостазе, которая «убирает» виды организмов, несущие угрозы ей как мегаорганизму. В этом случае СПИД – возможно, есть сигнал человечеству, что если оно будет продолжать «давить» на Биосферу и представлять для нее смертельную угрозу, то через управляемый мутагенез Биосфера «родит» такой вирус против человечества, который его уберёт с лица земли за очень короткое, по историческим меркам, время, если не за историческое мгновение. Эту гипотезу я опубликовал в своих работах.

Поэтому следует согласиться с Казначеевым в его мысли: «…хотелось бы, чтобы прогнозы ноосферного космического и планетарного движения были стратегическими, уже обозначенными в пространстве Космоса…»[33]. Я бы эту мысль назвал прогнозным императивом – императивом жестким для нашего времени, когда первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы состоялась и продолжает развиваться. Фактически это императив, требующий преодоления «интеллектуальной черной дыры» (понятие, введенное В.П. Казначеевым в «Проблемах человековедения» в 1997 году).

Пятое. Биосфера по В.И. Вернадскому – космическое явление, поэтому «эпоха ноосферы» (Н.Н. Моисеев) есть, как считает В.П. Казначеев, «начало космической фазы в эволюции космического пространства и нашей планеты».[34]

В этом определении по Казначееву интеллект человека выступает космическим феноменом, некоей особой формой фрактальности проявления «космического интеллекта».[35] Здесь, в этой казначеевской концепции космического интеллекта или космического разума просматривается перекличка с теоретической системой В.В. Налимова, с его представлениями о наличии информационной матрицы или информационного июля Вселенной, с положением о семантической Вселенной. «Другая горизонталь, другая программа о природе нашего сознания, интеллекта выдвигается эпохой ноосферности как космической. Если это сознание присутствует в живом веществе, в клетках растительных, животных, у всех форм, заселяющих водные просторы и т.д., то само сознание человека есть не только производная межнейрональных центров, но особая форма космического полевого фрактала в планетарно-космическом пространстве (К.Э. Циолковский) – космического интеллекта – ума».[36]

В.П. Казначеев выдвигает, дерзкую по мысли, революционную научную гипотезу, что

  • «интеллект человека является полевой формой жизни (живого космического вещества), что обосновывается работами, начатыми Г. Дришем, А.Г. Гурвичем по митогенетическим излучениям […] А.М. Кузиным […], работами по информационным связям В.П. Казначеева и Л.П. Михайловой […] (см. работы Р. Тарга, Р. Джана и др. […]). Если суммировать все эти работы, то нельзя понять природу интеллекта, основываясь только на системе нейронального проводникового компьютера… Интеллект человека – это полевая форма живого вещества (полевой фрактал, домен), где поле объединяется, расширяется и уходит в эфиро-торсионные потоки, окружающие человека и земной шар. Мы все рождаемся, растем, уходим телесно из жизни в эти поля (пространство энергии – времени Н.А. Козырева) голографического мира. В наших клетках присутствует вода, она тоже является соучастником организации живого вещества и именно в эфирно-торсионных потоках. Если эфирно-торсионный поток существует и интеллект формируется за счет него, то прав был В.В. Налимов […], который говорил, что мы постоянно присутствуем в неком семантическом вакууме, то есть мир полон «знаний» (интеллекта), мир совсем другой… Значит, если интеллект спино-торсионных полей существует,  то его материально-идеальная сущность – это реальный процесс и наша мысль – сложное интегральное природное явление…»[37] (выдел. мною, С.А.).

Положение 6. Интеллект человека в логике движения капиталократии (в моем определении) становится пленником капиталовластия и угрожает всему живому на Земле. В пространстве размышлений В.П. Казначеева это положение, вытекающее из теории капиталократии, разработанной мною в 2000 году, осмысливается таким образом:

  • «…понятие человеческого интеллекта – это, по существу, примитивное пока еще представление. Интеллект находится в стадии развития, он ищет свой путь. Объединение сегодня геополитических полюсов, подмена человеческой живой сущности денежной, рыночной системами – все это поиски пути, но пути эгоизированного: планета все больше и больше эгоизируется. Власть денег, могущество отдельных людей – это болезни, по существу, это новая форма эпидемии, или очагов болезни, которая может оказаться смертельной […]. Наконец, эта эпидемия приводит к тому, что человек вмешивается в генетические структуры биосферы, генетический дефолт угрожает всему биосферному чехлу, потому что макромолекулярные механизмы могут изменить свой ход…»[38] (выдел. мною, С.А.).

Я думаю, что эта угроза уже материализовалась в процессах первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы начале XXI века.

Положение 7. Диалектика космопланетарной эволюции на Земле, диалектика космологической эволюции не может быть понята вне диалектики взаимодействия пространства Эйнштейна - Минковского и пространства Козырева.

В.П. Казначеев считает, что открытие Н.А. Козырева есть открытие совершенно нового вида пространства, резко отличного от пространства-времени Эйнштейна – Минковского. Он пишет:

  • «продолжая сказанное, большое значение мы придаем открытию Н.А. Козырева, и не только в силу определенных (скорее всего, социально-конъюнктурных, философских) тенденций эти работы игнорируются и не повторяются, хотя подобные работы в других сферах у физиков имеются и тахеонные механизмы выявляются. Но Н.А. Козырев показал, что сигналы с самых отдаленных звезд попадают на Землю со скоростями, в миллионы раз более высокими, чем скорость света. Это было доказано Н.А. Козыревым методом резистометрии, температурными режимами и другими датчиками. Поэтому в этих двух пространствах и складывается вся диалектика эволюции…»[39] (выдел. мною, С.А.).

Из анализа этой диалектики, В.П. Казначеев делает вывод об огромной роли ответственности человеческой мысли в логике космической эволюции Земли и в целом Вселенной:

  • «Мы движемся от одной фазы «материализации» в другую фазу не материализации, а космизации нашего интеллекта, нашего сознания. Это главное, чтобы современные, научные, экономические процессы, особенно геополитические противоречия не затормозили эту космическую фазу эволюции человеческого сознания и развития народонаселения планеты»[40].

  1.  О природе живого вещества

«Очерки о природе живого вещества и интеллекта на планете» (2004) написаны совместно с учеником и соратником В.П. Казначеева А.В. Трофимовым. Это капитальный труд, в котором я участвовал наряду с другими, как эксперт.

Монография раскрывает природу живого вещества и «природу интеллекта (не только человеческого, но и космопланетарного)», как феноменов вселенских. Авторы обращают внимание на тот факт, что жизнь вначале развивалась в автотрофной форме, а затем уже на её базе стала формироваться «новая форма живого вещества – гетеротрофы, которые могут жить, продолжать и развивать себя, только употребляя накопленный органический материал».[41]

В монографии указывается на «диссиметрию автотрофов и гетеротрофов относительно усвоения полевых энергетических ресурсов, излучаемых Солнцем и космическим пространством», как на источник «главного нарастающего конфликта».[42]

Этот вид диссиметрии нарушает «принцип баланса автотрофных и гетеротрофных живых систем»[43] как принцип эволюции Биосферы и эволюции живого вещества в космосе.

В работе развивается квантовая биология и на её базе – биоквантовые основания биосфероведения. Авторы указывают на то, что поток живого вещества в своей репродуктивной динамике квантован, прерывист, отражает «скачки» в поколениях живых систем, а они и есть кванты «биологического поля».

Интересными являются дальнейшая разработка категории автотрофности В.И. Вернадского, дифференциация типов автотрофности, концепция перехода человечества на автотрофный тип жизнедеятельности.

Авторы ставят вопрос об «археологии» интеллекта, повторяя постановки об «археологии сознания», которые были предложены Андреем Белым в начале ХХ-го века, а потом И.А. Ефремовым в романе «Лезвие бритвы».

«Возникает очень важный вопрос: можно ли считать интеллект отражением эволюции в самой себе?»[44] – пишут В.П. Казначеев и А.В. Трофимов, повторяя утверждение Тейяра де Шардена об эволюции, осознающий самое себя.

Позитивный ответ мною был сформулирован в системогенетике в 1992 году в виде закона спиральной фрактальности системного времени, обобщающий принцип Геккеля, и выводящий этот закон в ранг космического закона. По этому закону прогрессивная эволюция самоотображает себя, увеличивает свою память в «геккелевских структурах» живых систем[45].

Авторы раскрывают свой ответ в несколько ином, но очень близком ключе, исходя из развития представления о космическом разуме и семантической Вселенной. «… интеллект – это самоотражение эволюции космического пространства…», – пишут они.

Авторы подчеркивают, что в интеллекте человеческого индивида присутствует память этноса и в целом человечества, отражающая процесс «самопознания эволюции».[46]

Формируются представления о «пространстве космофизического интеллекта XXI века» и на этой основе воспроизводятся новые качественные представления гелио-космобиологии А.Л. Чижевского. В.П. Казначеев и А.В. Трофимов обращают внимание, что:

  • «целый ряд параметров, таких как повышение артериального давления, психические функции и др., связаны с полевыми потоками, определяемыми солнечной активностью. Эти потоки испытывают и брачные пары до момента оплодотворения, когда у женщины и мужчины происходит процесс «взятки», потом идет оплодотворение яйца, которое уже приняло «взятку». Сперматозоиды, также с «взяткой», оплодотворяют яйцо, далее идет эмбриогенез, а реализация этих «векселей» будет проявляться в гипертензионных и других синдромах или психофизической активности в отдаленные периоды индивидуальной жизни».[47]

В.П. Казначеев не ограничивается только развитием теории и практики, выдвижением гипотез, но он ставит вопросы перед будущими исследователями. Он предупреждает, что в своих неверных научных картинах мира, картах здоровья, стереотипах социального поведения мы, т.е. люди Земли, попадаем в капкан «интеллектуальной черной дыры», из которой, если не совершим мировоззренческой революции, можем не выбраться, поскольку экологически погибнем.

В книге представлен фактический и аналитический материал по космопланетарной антропоэкологии.

  1.  Проблемы «Сфинкса XXI века» в России и в мире

Коллективная монография В.П. Казначеева, А.И. Акулова, А.А. Кисельникова, И.Ф. Мингазова, которая издавалась дважды в 2000 году под названием «Проблемы «Сфинкса XXI века». Выживание населения России» (объем – 232 с.) и в 2002 году под названием «Выживание населения России. Проблемы «Сфинкса XXI века» (объем – 463с.), – явление уникальное. В ней представлен огромный объем статистических исследований. В.П. Казначеев выступает и научным лидером, и научным организатором этой коллективной работы.

Прочитать бы эту книгу представителям российской власти, начиная от президента, главы правительства, и кончая министрами, представителями Госдумы и Совета Федерации! Может быть, тогда бы у них появилась бы ответственность за судьбы собственного народа в первой половине XXI века?

Авторы подчеркивают, что рыночно-капиталистические реформы в России породили «Ловушку» с отрицательным знаком – «лавину нарастающего демографического кризиса в сторону тотальной депопуляции. Ценой её жизни стало «выжигание» её главного жизненного ресурса – собственного народа – человеческого капитала»[48]  (выдел. мною, С.А.).

Объясняя причину этого явления, В.П. Казначеев подчеркивает, продолжая свою линию размышлений, представленных в книге «Здоровье нации, просвещение, образование» (1996), об экономике человека, что этот процесс депопуляции, её «выжигание» происходит вследствие высокого уровня человекопотребления рыночно-капиталистической экономикой России.

Используя понятие «время полураспада нации» И.А. Гундарова, авторы показывают, что если в России он, по расчетам Гундарова, составляет 60 лет, то в Сибири по расчетам авторов – он уже составил 25 лет.

А это означает, что рыночно-капиталистическая реформация ввергла российскую нацию в демографическую катастрофу.

В.П. Казначеев вводит понятие баланса «человекопотребление/человеко-производство» и показывает механизмы сдвига этого баланса в позитивную сторону – в сторону человекопроизводства. При этом предлагается введение такого показателя для критерия качества систем жизнеобеспечения, гарантируемого государством, как «прирост популяционного потенциала на единицу вложенных в СЖО средств» (комментарий: СЖО - системы жизнеобеспечения).[49]

Интересным является введение понятия «запас популяционной прочности»:

  • «…чем выше запас популяционной прочности, тем более серьезные исторические, экономические, геополитические перспективы имеет данный регион, этнос, общественный и государственный строй», – отмечается в монографии.

В работе развивается категория генетического дефолта, введенная В.П. Казначеевым. Сама концепция генетического дефолта носит гипотетический характер и требует к себе пристального внимания и соответствующей проверки.

Смысл генетического дефолта как прогностической оценки состоит в том, что генетическая адаптация человека запаздывает по отношению к темпам изменения экосреды человека, витального базиса в Биосфере:

  • «…человек, если мы утверждаем белково-нуклеиновую его сущность с генетическим базисом, накопленным за прошлые миллиарды лет, оказался перед пространством, для которого нет больше источников этого опережающего, казалось бы, базиса.[50]

И Казначеев видит выход из этого тупика через задействование космофизического интеллекта, находящегося в человеке:

  • «…освоение нашим интеллектом свойств среды космофизического мира является источником новой, приспособительной программы для самоорганизации в потоках восходящей эволюции».[51]

Снова В.П. Казначеев и его соавторы указывают на экологическую гибельность для человека, для всех его систем жизнеобеспечения товарно-рыночных отношений, капитализма:

  • «Жизнь здорового человека, его руки, труд, знания и культура все больше, к сожалению, в современном мире превращаются в товар, в стоимость (а социальные системы, называемые здравоохранением, гигиеной, социальной обеспеченностью, резерв которых не превышает сегодня 5-8%, служат, по существу, обеспечению товарности здоровья и товарности человеко-часа). Экономические и политические системы вольно или невольно концентрируют в определенных руках значительные капиталы… Земля как бы начинает погружаться в экономическую бездну…»[52] (выдел. мною, С.А.).

  1.  Гелио-геномное измерение энергоемкости природных процессов на Земле

Работа В.П. Казначеева, А.Н. Дмитриева и И.Ф. Мингазова «Цивилизация в условиях роста энергоемкости природных процессов Земли» (2007) носит характер Предупреждения, обращенного к разуму человечества. Она продолжает ноосферную линию рефлексии в рамках происходящей вернадскианской революции в системе научного мировоззрения XXI века[53].

Мне представляется целесообразным выделить следующие его положения:

  1. «Человеческие разрушительные действия, полные антропоцентризма, уже мешают Живой планете и ускоренно приближают ее к глобальной катастрофе»[54] (выдел. мною, С.А.).

  2. «Ученым следует обратиться к пониманию и развитию Вселенской парадигмы, т.е. связи с космофизическим миром нашего интеллекта и через эту связь сохранить и усовершенствовать (о чем говорил В.И. Вернадский) жизнь на Земле[55] (выдел. мною, С.А.).

  3. Человечество вместе с Землей вошло в эпоху космических преобразований Солнечной Системы. Происходит планетарофизическая активизация процессов, в котором играет большую роль «механизм магнитосопряжения планетарных процессов».[56]

  4. «Прекратить разрушение долговременных носителей закономерностей планетной эволюции (месторождений полезных ископаемых). Снизить до 1% затраты на развитие и поддержание цивилизации и направить 99% затрат на восстановление замкнутости круговорота веществ и стабилизацию биосферы»[57] (выдел. мною, С.А.).

  5. Солнце и другие планеты Солнечной Системы участвуют в коррекции жизненных процессов на Земле. Поэтому техногенное давление человечества на Биосферу сопровождается подъемом активности Солнца, появлением «геоэффективных вспышек на Солнце». «Человечество Земли, с помощью средств и возможностей экономического сценария, слито в единый взаимозависимый энергоинформационный механизм, нацеленный против эволюционной мощности Солнечной Системы. Научно-технический прогресс, как базовое средство разрушительной мощи человечества, потревожил гомеостатику электромагнитного каркаса Системы Солнца и вызвал к действию защитные силы космического масштаба. И циклические процессы эволюции уже формируют мощный отклик на технический вызов уведенного от Жизни человечества»[58]. И как приговор звучит мысль: «Экономический детерминизм, как экстремальная форма антропоцентризма, обескровил биосферу и видовое разнообразие древа жизни»[59] (выдел. мною, С.А.).

  6. Стремление планетофизических процессов, на фоне растущей их энергоемкости, к синхронизации, может быть оценено как «Глобальная Катастрофа».[60] Возникает опасность, что ветвь жизни под названием «Человечество» может быть отсечена Биосферой в пользу эволюционных перспектив Земли.[61]

  7. Человечество может спастись только через переход к Неклассичности социоприродной Истории, со своей устремленностью к космической кооперации. Здесь авторы используют мою мысль о том, что спасение человечества от экологической гибели возможно через переход к Неклассической, управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта, доминанты действия космического закона кооперации[62].

  8. Эпилог

В 90-х годах мною было введена категория ноосферизма.

Ноосферизм я определил как новую научно-мировоззренческую систему, новую идеологию для XXI века, новый ноосферно-ориентированный синтез наук и новое состояние социального устроения бытия человечества, когда обеспечивается управляемая социоприродная эволюция, в которой совокупный интеллект человечества выполняет гармонизирующую функцию в рамках логики действия гомеостатических механизмов Биосферы и Земли, с позиций последних данных – в целом Солнечной Системы[63].

Творчество Влаиля Петровича Казначеева несомненно вносит огромный, особой важности, вклад, в формирование новой научно-мировоззренческой системы человечества, достойно продолжает космоноосферную линию Русского Космизма, таких его наиболее ярких представителей, каковыми являются В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, И.А. Ефремов, Н.А. Козырев, А.Л. Яншин, которого Влаиль Петрович называет своим учителем и памяти которого посвятил свою монографию «Мысли о будущем. Интеллект, голографическая вселенная Козырева» (2008).

В.П. Казначеев – лауреат Международной премии Хилдеса по северной медицине (1978), лауреат премии имени Н.И. Пирогова (1994), лауреат высшей награды Международного межакадемического союза «Звезда Вернадского» I степени (1999), Почетный гражданин города Новосибирск, почетный профессор Новосибирской государственной медицинской академии.

Выросший, как ученый в сфере медицины и биологии, специализировавшийся как терапевт и патолог, он расширил сферу своих научных исканий, включив в свои интересы экологию, валеологию, космологию, социологию, биофизику, педагогику, в целом весь спектр вопросов человековедения.

Я возвращаюсь к своей первоначальной оценке.

Влаиль Петрович Казначеевнесомненно, Титан Эпохи Русского Возрождения, несет в своем научном и философско-культурном, энциклопедическом по своему измерению, творчестве заряд русского духа и русской мысли в их универсальном самовыражении. Поражает его умение профессионально, сущностно проникать в глубины разных отраслей знаний и извлекать из них аналогии, формирующие научные прорывы в сложившейся картине мира.

В.И. Вернадский в своих науковедческих работах выявил одну закономерность: как правило, науку ускоренно продвигают вперед «научные еретики», подвергающие сомнению и критике сложившиеся научные нормы и стереотипы. В.П. Казначеева я отношу к ряду таких великих «научных еретиков», каковыми были Кеплер, Ньютон, Лейбниц, Ломоносов, Менделеев, В.И. Вернадский, Циолковский, Чижевский, Н.И. Вавилов, Н.А. Козырев, Л.Н. Гумилев. Конечно, этот список можно было бы продолжить.

«Научным еретикам» всегда приходится испытывать давление сложившихся научных стереотипов, часто с применением злословия и безнравственных ходов (клевета, сплетни, и прочее).

В.П. Казначеев – человек космический. Это давало ему возможность заглянуть и в бездну Тайны Космоса, и в бездну тайны Будущего. Жизнь есть и будущетворение, есть освоение Будущего, а потому есть постоянное творчество.

Энергетическая мощь научно-творческого наследия Казначеева по мере бега времени не снижается, а возрастает.

В «Космопланетарном феномене человека» (1991) он вели понятие «Российского Ренессанса». Я его перевел в понятие целой огромной Эпохи Русского Возрождения, несущей в себе смысл раскрытия в человеке его «космической телесности», космического разума, космоноосферного его прорыва в Будущее.

Творчество Влаиля Петровича – яркая страница в этом порыве русского духа, вот уже длящемся более 300 лет. Именно он, этот порыв, привел к полету Юрия Алексеевича Гагарина вокруг Земли, именно он породил учение о ноосфере В.И. Вернадского, космическую философию К.Э. Циолковского, масштабный проект науки об организации А.А. Богданова и т.п., в том числе космическую антропоэкологию В.П. Казначеева и его учеников. Истинные оценки дает только время, только история. Но я думаю, что и эти юбилейные оценки выдержат достойно испытание временем.

Влаиля Петровича Казначеева нет с нами с момента ухода его из жизни в октябре 2014 года. Но он не умер, он живёт с нами, в нашей памяти, в наших делах. Он, несомненно, великий русский гений, наш современник, ученый, исследования которого были согреты духом заботы о будущем как всего человечества, так и нашей любимой Родины – России.

Вот уже второй год, как проходит становление Русского Космического Общества, на базе МНИИКА им. Академика В.П. Казначеева создано Новосибирское отделение РКО,  и Влаиль Петрович Казначеев навсегда вписан в пантеон великих русских космистов, Титанов Эпохи Русского Возрождения, рождающей новый Ноосферно-Космический прорыв России XXI века!

VLAIL PTROVICH KAZNACHEEV IS TITANS OF EPOCH RUSSIAN RENESANCE, FORERUNNER OF NEOSPHERIC LAG OF RUSSIA (DEDICATED TO   HIS 95 –ANNIVERSARY)

Subetto AI                                                                                                                                       Sankt-Petersburg, Russia

 

Есть вопросы? Свяжитесь с нами.
Адрес:
Россия, г. Москва, Хорошевский проспект, дом 35, корп 1, офис 410